Что представляют собой сегодня биоресурсы Каспия?

Дело в том, что в недрах Земли под побережьем и под шельфом Каспия находятся крупнейшие запасы природного газа, газового конденсата и нефти. Многие из этих месторождений разрабатываются уже десятилетия и снискали мировую известность — Нефтяные Камни около Баку или Мангышлак в Казахстане. Другие — как, например, Астраханское газоконденсатное месторождение — только начали разрабатываться. Но несопоставимо большие по масштабам, гигантские месторождения углеводородного сырья еще девственно не тронуты.

Понятно, что прикаспийские государства стоят перед выбором: рационально, сохраняя условия для воспроизводства, использовать биологические ресурсы Каспия или приступить к широкомасштабной разработке углеводородного сырья, хотя и менее рентабельной, чем, например, производство черной икры, дающей несопоставимо больший валовой доход.

Почему — “или-или”? Ведь известен же мировой опыт в достаточной мере экологически чистых разработок углеводородного сырья. Но подобные случаи в российской практике пока достоверно не известны, зато широко известны случаи прямо противоположные. Специфика же Каспия — закрытого водоема, особенно его мелководной, с глубинами 1—3 метра, северной части такова, что достаточно одного серьезного разлива нефти или токсичных продуктов бурения, чтобы нанести фатальный, последний удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц. Точно такой же эффект дадут и незначительные регулярные разливы. И удар этот будет нанесен не по одной лишь природе. Только в Астраханской области около 200 тысяч человек (с учетом членов семей) связаны непосредственно с добычей и переработкой рыбы. Реальное количество наших сограждан, чье благополучие зависит от размеров и качества улова рыбы, гораздо больше. По меньшей мере, наивно думать, что создающиеся на нефтегазопромыслах рабочие места смогут поглотить всю эту массу людей — что же тогда делать оставшимся?

Означает ли это, что мы категорически против разработок нефтегазовых месторождений на Каспии? Вовсе нет. Вопрос в том, где и как разрабатывать. И здесь позиция России, на наш взгляд, должна быть совершенно определенной: добыча углеводородного сырья может вестись только в тех районах и такими методами, которые в принципе (!) исключают ущерб для водных и околоводных видов фауны и флоры. Судя по мировому опыту, это вполне реально.

Находящая сторонников в ряде прикаспийских государств идея разделить Каспий на сектора так, как это сделано в Северном море, где каждое государство имеет “исключительное и суверенное право разрабатывать природные ресурсы и проводить собственную природоохранную политику”, не выдерживает никакой критики. Проведение параллелей между замкнутым южным водоемом — Каспием и открытым Северным морем в любой сфере: разработке ресурсов, торговле, геополитике — по меньшей мере, несостоятельно. К сожалению, российское правительство пока собственную точку зрения на эту проблему не выработало.

Природоохранная политика в акватории Каспия и его бассейне может быть либо единой международной, либо фикцией, фиговым листком, прикрывающим хищническое разграбление наследства наших детей.

Теснейшим образом с эксплуатацией природных ресурсов связана проблема торговли и транспортных связей между прикаспийскими государствами.

Традиционно Россия имела на Каспии самый крупный торговый флот и мощнейший судостроительный и грузоперевалочный комплексы в дельте Волги. Реформенные потрясения выбили из привычной колеи работу этих комплексов, но не разрушили их. И сегодня происходит переориентация судостроения и судоремонта, развития портов и обработки грузов на новые потребности, на этот раз диктуемые рыночной конъюнктурой. Географическое положение Астрахани таково, что через нее пролегают кратчайшие пути между Европой и Азией, причем пути не только водные, но и сухопутные и воздушные. Общепризнанно, что перевозка грузов судами смешанного (“река-море”) плавания дешевле всех других видов транспорта. Работа таможни тоже может быть весьма доходной, но здесь необходимо законодательное уравновешивание интересов федерального центра и приграничных областей. Так, только за 1 полугодие 1995 года астраханская таможня взыскала и перечислила в федеральный бюджет 60 млрд. руб. — эта сумма превышает все затраты, например, на здравоохранение Астраханской области за тот же период. Область же от взысканных таможней сумм не получает ни рубля, наоборот, не однажды оказывала таможне содействие за счет местного бюджета.

Перейти на страницу: 1 2 3 4

Другие статьи

Влияние бытовых электроприборов на здоровье человека
Значительный рост всех отраслей народного хозяйства требует перемещения информации за короткие сроки. Снабжение городов и отдалённых районов, где не проедет автомобиль и не пролетит самолёт, ...

Народное хозяйство и окружающая среда
Природа – первоисточник удовлетворения материальных и духовных потребностей людей. У природы и общества наряду с общими чертами есть и свои специфические черты. Вся общественная жизнь, производ ...

Эколого-экономическое обоснование системы раздельного обращения с твердыми бытовыми отходами в Санкт-Петербурге
Жизнедеятельность человека неизбежно связана с образованием огромного числа разнообразных отходов. В последние десятилетия по всему миру увеличился рост потребления, что привело к существенн ...